Цитаты на тему «Размышления»

Пропасть от вершины всегда разделяет
Лишь один неверный шаг

Жаль, что финальную серию мыльной оперы под названием «Моя жизнь» не посмотришь…

Удивительная дама
в поразительный момент
получила от Ивана
обалденный комплимент.
Кляк_са, ты мила как фига,
как смоковница в лесу
опьянила и затмила
даже майскую красу.))

Не спится…
Пишется вполсилы,
упорно ускользает слово,
а ночь ползёт неторопливо,
и отчего-то так хреново…

Не комильфо?
Ну да, конечно…
Я днём традиционно леди,
но вот сейчас, во тьме кромешной,
и на пороге «малой смерти»,
могу хоть чуточку, да сбрендить?
И отпустить себя на волю —
рвануть на чёртовы кулички,
намазавшись пахучей дрянью;
бить зеркала, «ломать» пароли
и балансировать на грани,
и быть огнём последней спички.

Могу!
И буду…
Засыпая, уйду опять в запретный город,
где пахнет день салатным маем,
где каждый первый вечно молод.

… Искрится лунная дорожка,
дебошем дышит Cherry Brandy.
… Я ночью дикая немножко…

Но днём — традиционно леди.

..
Я верующим был.
Почти с рожденья
я верил с удивлённым наслажденьем
в счастливый свет
домов многооконных…

Весь город был в портретах,
как в иконах.
И крёстные ходы —
… порайонно —
несли
свои хоругви и знамёна…

А я писал, от радости шалея,
о том, как мудро смотрят с Мавзолея
на нас вожди «особого закала»
(Я мало знал.
И это помогало.)

Я усомниться в вере
не пытался.
Стихи прошли.
А стыд за них
… остался.

Так просто горсть земли набрав в ладонь,
Осыпать ею яркие пионы,
И те, забыв про собственную боль,
Не станут к солнцу ввысь тянуться снова.
А можно ли и память так же просто
Осыпать чем-то, чтобы потерять?
Чтоб приходя из год в год к тому же месту,
Как в первый раз безумно не страдать?
Чтобы земли ладонью не касаться,
Надеясь вспомнить прежнее тепло,
Того родного, без которого все в тягость,
С котором все, что дорого ушло.
Чтобы не врать себе самой, что станет легче,
Что время раны все на сердце исцелит
И что само это израненное сердце
По-прежнему в груди моей стучит.
Так просто горсть земли набрав в ладонь,
Осыпать ею яркие цветы,
И на минуту позабыв про свою боль,
Вновь вспомнить твои милые черты.

— Почему ты не любишь людей?© — Каких людей?
— Ну, людей. Просто людей.
— Я их не встречал.
— Как не встречал? Ни одного?
— Нет!
— А как ты отличаешь человека от не человека?
— Человек любит другого человека просто, так ни за что. Как природу, как рассвет, как жизнь!
— А ты откуда знаешь, кто любит просто так, а кто не просто так?
— Я знаю. В книгах написано, в кино рассказано. Нелюди — это мутанты, биороботы, рептилоиды и всякая тварь с инопланетными генами!
— А другие критерии есть?
— Нет!
— Странно! А откуда ты знаешь, что мутанты не любят просто так? А откуда ты знаешь, что люди не могут любить за выгоду? А если человек полюбил просто так, а потом получил выгоду — он уже не человек? Ты каждого спросил? А ребенка любят не просто так? Этого мало, чтобы быть человеком?
— Ну, не встретил я ещё тех, к кому у меня откроется божественный дар любви с полным принятием и всепрощением их поступков. А вы любите всех? И мутантов, и насильников, и грабителей?
— А что — вокруг тебя одни мутанты, насильники, грабители? Все домохозяйки — шлюхи, все менеджеры — мошенники, все слесари — пьяницы с инопланетными генами? То есть, человек — это тот, кого только ты сможешь полюбить? Получается — если ты не встретил до сих пор человека, то, кроме тебя людей нет? А ты откуда взялся тогда? И откуда знаешь, что сам способен любить просто так — как человек, если ставишь условия своей же любви?

Накал крепчал,
Димон кричал,
летела пуля…
мы брали жизни перевал,
но очень дуло…

Бывают дни тяжелые, как гири,
С противным сладковатым вкусом на губах;
Как будто все часы Земли остановили,
И все, что создал — превратилось в прах.

И нету сил пройти уже ни шага,
Как будто милю по зеленому иду;
И разум мой кричит:" Вперед! Так надо!"
А сердце тихо шепчет:" Не могу!"

Нет границ к совершенству
Но если у тебя не заряжены любовью батарейки
Ты бессилен
Потому что незачем…

Держу в руках абрикосы,
Первые в этом году.
Каждый плод, как солнце,
Я теряюсь в майском саду.

Забываю про все невзгоды,
Дышу — надышаться не могу.
Для счастья не хватало свободы,
Но я больше себе не лгу.

Люди спрятали свои души,
Влезли в какой-то формат.
Но я устала от равнодуший,
Абрикосовый пьянит аромат.

Мир людьми инфекционен,
А земля нам радость плодит.
Так много солнц на ладонях,
Ещё больше — отпущенных обид.

Copyright: Гасникова Ирина Александровна, 2018
Свидетельство о публикации 118051003815

Чужда порой тактичность людям,
И мне бы вовсе не встречать
Знакомых знатоков по судьбам,
Кому так сложно промолчать…

«Привет, ну как ты поживаешь?
Еще не замужем? Эх-эх…
Ну, ладно, скоро повстречаешь,
Ты не грусти, что позже всех…»

Что ж, за поддержку им спасибо,
Быть может, нужно мне сказать?
В плечо поплакаться им, либо
Мне с первым встречным в ЗАГС бежать?

Ну ладно, пережили это.
Нашелся парень. Я жена.
Но снова прятаться от света
И от знакомых я должна.

«Привет! Ну что, малышку ждете?
Как нет? Давайте поскорей!»
(Подругам и знакомой тете
Что у меня в семье — видней…)

Когда родили — нет покоя:
«Как спит? Пора подгузник снять
И на ночь молоко грудное
Ей перестать уже давать.»

«Когда работать? Что так поздно?»
Или: «Как рано!» — у других,
«А за вторым когда? Серьезно?»,
«Вы не потянете троих.»

Спасибо всем вам за советы,
Я ваших видела детей.
В чужих мы жизнях все эксперты,
Вы разберитесь со своей!

Володя был для меня не просто другом.
Очень уж ловко использовал мою наивность.
Умел заинтересовать в оптимальном решении вопросов, связанных с полноценным летним отдыхом.
— Ты же знаешь, что Варлаам Керетский убил за измену жену?
Но (как многие негодяи) вымолил прощение у Богов и после смерти спасал гибнущие корабли у Святого мыса (Терского носа).
Понимаешь, у этого мыса сходятся потоки воды двух течений.
Теплого Гольфстрима и холодного встречного течения из
«бутылочного горла» Белого моря.
Харибда — это круговые стоячие волны высотой до 7 метров.
Они перекрывают путь из Баренцево в Белое море к семи Святым Русским островам и к устью Северной Двины.
По этому, если захочешь, то давай (на этот раз) скучное восхождение на Эверест заменим на приятное и не забываемое морское путешествие над кладбищем морских судов по старинному северному торговому пути.

Но, Терский нос всегда не прост
недаром и Святым его назвали.
Харибда двух морей — пучины дочь
Керетский крест проклятья и печали.

бортами в ночь, пройдя по глубине
мы цену жизни так и не узнали.
нет жизни лишь у якорей на дне
мы ж счастливы, что волны нас качали.

Непредсказуема прекрасна,
непредсказуема всегда!
для впечатлительных опасна,
ведь сносит башню иногда…))

Кинопанорама.

Однажды я проснулся очень рано.
Бессонница. Включаю телевизор.
И вдруг сюжет из «Кинопанорамы»
Показан был из прошлого сюрпризом.

Смотрел отрывки старой передачи,
И ностальгия охватила безудержно.
Ведущий там Рязанов, нет рекламы,
И обнимает Фараду Абдулов нежно.

Вот Горин молодой и безбородый,
А рядом с ним Миронов, бодр и весел.
Талантлив, в этом суть его природы,
Он так играл, что все вскочили с кресел.

Гафт с Остроумовой ещё не поженились,
Гердт много шутит и о прошлом не печётся,
И в студии все словно породнились,
Большой семьёй, как в песенке поётся.

Отдельным кадром Ширвиндт и Державин,
Их пара как всегда неразделима.
И восседает Табаков, как добрый барин,
И Лановой проходит бодро мимо.

Хазанов в этот вечер зажигает,
Караченцов заливисто смеётся,
Ерёменко о будущем мечтает,
А Харитонов — что успех вернётся.

Никитины прошли, какая пара!
Их песни всей страною овладели:
Я помню, каждый вечер под гитару
На улице про Александру пели.

Вот гордая осанка у Миледи —
Так Терехову часто величают, —
И Казаков ещё Израилем не бредит,
И Михалкова без кавычек уважают.

Высоцкого все дружно вспоминали —
Всего два года как его не стало, —
Сюжет о нём и песню показали:
Он столько сделал, хоть прожил так мало!


Вот Гурченко, ещё без изменений,
А Яковлев подтянут и любезен.
И Окуджава, безусловный гений,
Спел про войну. Ну, как же он без песен!

Они для всех казались эталоном —
Мы с ними веселились и грустили, —
Киношно-театральным эскадроном
Артисты весь народ с ума сводили.

Как много лет прошло! А может, мало…
И многих нет, иные уж далече,
Но вот под ложечкой тревожно засосало,
Хоть говорят о том, что время лечит.

Ушла, как в бездну, целая эпоха,
И времена другие наступили,
Но иногда, когда бывает плохо,
Пою о том, как молоды мы были…